Рӯзнома зиёд, "Тоҷикистон" яктост!

Биходжал Рахимова: «Я из эпохи созидания!»

Предисловие

Непоколебимая вера в свои идеалы, которым она осталась верна и сегодня, сделала ее Женщиной-легендой, государственным и общественным деятелем в масштабе СССР.

Биходжал Рахимова – единственная Женщина-таджичка, которая завершила свою политическую карьеру на посту заместителя Председателя Совета Министров СССР. Распад Советского Союза она восприняла как личную трагедию. И не потому что лишилась высокого государственного поста. Как куратор социального блока в Советском правительстве она могла многое сделать и для развития Таджикистана. Все ее дальнейшие планы остались не реализованными…

Однако, она, как мужественная Женщина, никогда не отчаивалась. И вскоре нашла свое место в новой Эпохе. В годы независимости она стала авторитетным общественным деятелем на всем постсоветском пространстве. В 2005 году она была внесена в книгу ООН, опубликованную в Швейцарии «1000 женщин мира – кандидаты на Нобелевскую премию мира»

I

Она из поколения детей, родившихся в годы Великой Отечественной Войны и испытавших вместе со взрослыми все тяготы и лишения. Через неделю после ее рождения отец ушел на фронт. Вместе с отцом добровольно отправился на войну ее семнадцатилетний брат Турсунбой Рахимов. Оба вернулись после Великой победы – отец серьезно больным и через 3 года умер, брат — инвалидом. Все заботы о пятерых малолетних детях легли на плечи матери и братьев.

– Но именно такое детство закаляло мой характер, научило преодолевать трудности, выходить не один раз из, казалось бы, безвыходной ситуации, — рассказывает она. – В тяжелые послевоенные годы в школе уроки давали учителя, любящие свою профессию и преданные ей. Уникальная Советская система образования была доступна для всех слоев населения. Стимул к познанию был заложен в самой системе образования. Я это глубже осознала в 70 е годы, через много лет после окончания Таджикского политехнического института, будучи секретарем ЦК комсомола по работе с учащейся молодежью и членом коллегии Министерства народного образования. Участие на заседаниях коллегии министерства, которое в разные годы возглавляли высокообразованные и талантливые просвещенцы Рустамбек Юсуфбеков и Рауф Додобаев для меня было еще одной школой самопознания…

По собственному признанию, она росла как мальчишка и профессию выбрала мужскую, поступив на энергетический факультет Таджикского политехнического института. И по иронии судьбы оказалась одной девушкой среди двадцати двух парней. Скромная, воспитанная в духе строгих нравов студентка Биходжал таила в себе чрезвычайный организаторский талант, неиссякаемую энергию, безмерную работоспособность.

Мелкий шрифт

В начале 70х годов, став секретарем ЦК комсомола, так увлекалась работой что часто забывала обедать и ужинать.

Однажды на праздничном мероприятии, посвященном 50-летию Пионерской организации, она упала в обморок. Когда за ней приехала машина скорой помощи, она пришла в себя и тут же включилась в работу, как ни в чем не бывало, заявив,что просто голодная. Ее еле уговорили отправиться в больницу.

– Прошло много лет после этого случая, но когда я вспоминаю об этом, становится не ловко, рассказывает она. – Ведь для меня это был праздник моего детства – в школе я стала пионером и там же была принята в комсомол…

Крупный шрифт

Только после распада СССР мы осознали, что столичные вузы Советского Таджикистана, оказывается, были элитными. Во всех, без исключения, высших учебных заведениях Душанбе царил культ знаний. В каждой студенческой группе были свои отличники, к которым однокурсники относились с почтением. Их награждали нагрудным знаком Министерства образования СССР «Отличник учебы».

Из рассказа Биходжал Рахимовой:

«Я попала в очень интересную, насыщенную не только многочасовыми лекциями атмосферу, в которой плохо учиться считалось позором, но и интересными занятиями вне студенческой аудитории. На очередной отчетно-выборной комсомольской конференции института меня избрали членом комитета комсомола. И я взяла на себя большую общественную нагрузку, которая отнимала у меня много времени. По началу в душу проникла тревога – не повлияет ли это негативно на мою учебу? Потом взяла в себя в руки и составила себе жесткий распорядок. И определила самое главное – если я буду прежде всего хорошо успевающей студенткой, тогда как комсомольский активист буду иметь авторитет среди студентов и преподавателей. А если мне это не удастся, тогда заработаю дурную славу, как будущая карьеристка. Да и преподаватели были более требовательны к студентам-общественникам и все время напоминали – будьте примером для своих сверстников прежде всего в учебе!

Только по воскресениям я позволяла себе немного расслабиться, сходить с подружками в кино в наш любимый кинотеатр Ватан, расположенный недалеко от нашего общежития на проспекте Ленина (ныне Рудаки)»

Политехнический институт был организован в 1956 году. В первые годы остро не хватало преподавателей по специальным предметам. Однако, первый ректор института, талантливый организатор науки и образования, будущий президент Академии наук республики Мухаммад Осими нашел выход из положения. Он заключил договора сотрудничества с ведущими техническими вузами Москвы, Ленинграда, Свердловска. Лекции по специальным предметам читали командированные на длительные сроки преподаватели из упомянутых вузов. Но самое интересное, М.Осими удалось договориться о нижеследующем: после окончания четвертого курса студентов-выпускников отправляли в Россию, где они заканчивали учебу в тех же самых технических вузах, с которыми институт имел договора сотрудничества. Таким образом, Таджикский политехнический институт, не имея соответствующей материально-технической базы, испытывая нехватку профессорско-преподавательского состава в первые же годы выпускал высококвалифицированных специалистов. Мухаммад Осими, находясь у истоков первого технического вуза Таджикистана, внес большой вклад в развитие высшего образования в республике. И поэтому институт заслуженно носит имя великого ученого и организатора науки.

Биходжал Рахимова на пятом курсе обучения по распределению попала в Уральский политехнический институт (город Свердловск). Здесь она под руководством опытного преподавателя и успешно защитила дипломную работу. А практику, как будущий инженер-электрик, прошла на крупнейшем в России Магнитогорском металлургическом комбинате.

В 60 е годы на крупных промышленных предприятиях республики ощущалась нехватка квалифицированных специалистов. Поэтому появление на Кайраккумском ковровом комбинате молодого инженера-электрика, прошедшего практику в России, восприняли с радостью. Это был период, когда на комбинате планировали автоматизировать многие процессы производства. Такая масштабная перезагрузка, без электрической лаборатории, которую возглавила Б.Рахимова, была бы невозможна. Биходжал сходу окунется в процесс автоматизации, не думая ни о какой общественной работе. Но сама общественная работа притягивала ее к себе. На городской отчетно-выборной комсомольской конференции Биходжал избирают внештатным секретарем Кайраккумского горкома комсомола. (Основная масса комсомольских активистов в те годы работала на общественных началах.)

Выступление Биходжал на этой конференции вызвало большой резонанс среди делегатов. Присутствовавший на конференции секретарь ЦК ЛКСМ Таджикистана Рудольф Макаров по возвращении в Душанбе рассказал первому секретарю ЦК Комсомола Гульджахон Бобосадыковой об активной комсомолке на комбинате.

– Через три месяца Гульджахон Бабаевна пригласила меня в Душанбе и сообщила новость, которая перевернула всю мою жизнь, — рассказывает она. – Меня принимают на работу в аппарат ЦК Комсомола. Проработала я там недолго. В декабре 1965 года меня избрали первым секретарем Центрального райкома комсомола столицы. Вот тогда я поняла – комсомол моя судьба. Я расстаюсь с работой инженера-электрика, которую очень любила, навсегда. Мое призвание – общественно-политическая деятельность. Впереди меня ждала очень интересная работа: в новом 1966 году началась реализация восьмого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР…

II

В истории СССР две первые пятилетки — 1928-1937г.г. считаются Золотыми или Сталинскими. Вот уже более 90 лет по трудам ученых-экономистов и историков кочуют слова Сталина, высказанные им в 1929 году на Партийной конференции: «Мы отстаем от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.»

Советский Союз действительно пробежал это расстояние за указанный Сталиным срок. Среднегодовые темпы роста промышленного производства в период с 1928 по 1937 год достигали 16 процентов. Опережая по темпам развития все развитые страны, в конце 30х годов СССР превратился в могучее индустриальное государство.

В 60е годы историки обозначили еще одну Золотую пятилетку (1966-1970г.г.) – Косыгинскую. Реформы Председателя Совета Министров СССР Алексея Николаевича Косыгина в первые же годы дали феноменальные результаты. В восьмой пятилетке впервые после 30х годов были достигнуты самые высокие темпы развития. За пять лет в Советском Союзе национальный доход вырос на 42, объем промышленного производства на 51, сельского хозяйства на 21 процент. Были введены в строй Братская, Саратовская, Красноярская ГЭС, Волжский автозавод.

Грандиозные экономические, социальные и культурные преобразования произошли и в Таджикистане. Были сданы в эксплуатацию крупнейшие промышленные предприятия – Вахшский Азотно-туковый и Яванский электрохимический заводы. Высокими темпами продолжалось строительство Нурекской ГЭС, Таджикского Алюминивого завода, объявленные Всесоюзной комсомольской ударной стройкой, железной дороги Термез-Кургантюбе-Яван.

Рассказ о самом интересном периоде жизни Биходжал Рахимовой я записал из ее уст:

«-В восьмой пятилетке Душанбе развивался максимально высокими темпами, стремительно расширяясь по площади и поглощая окрестные кишлаки. Коренная реконструкция Душанбинского домостроительного комбината позволила резко расширить масштабы строительства жилья, социальных и культурных объектов. Появились новые микрорайоны, реконструировались улицы и проспекты. Город преображался на глазах.

За годы Золотой пятилетки в Душанбе было построено несколько предприятий, производящих строительные материалы, которые выполняли заказы Нурекской стройки, других городов республики. Бурными темпами развивалась легкая промышленность. На промышленных предприятиях города работали десятки тысяч юношей и девушек.

Через полвека я чаще вспоминаю строжайший контроль за качеством строительства всех объектов. Сегодня этот уникальный опыт нужно возродить. Помимо государственного контроля за качеством строительства существовал еще и общественный контроль. Перед началом строительства специальная лаборатория проводила экспертизу строительных материалов на соответствие Государственным стандартам. А процесс строительства подвергался поэтапному контролю. Заложили фундамент, Государственная комиссия, в которую входили не только специалисты Госстроя, но и представители общественных организаций, в том числе комсомол, проверив качество, давали добро на продолжение строительства. А если комиссия обнаружила отклонения от Государственных стандартов, обязывала строительную организацию устранить их. Возвели стены – проверка на прочность. Провели коммуникации, их надежность проверяли уже другие специалисты Госстроя с участием представителей общественности.

Сегодня я могу с уверенностью сказать: жилые дома, построенные в 60е-80е годы в Душанбе, могут служить еще не одно столетие.

В восьмой пятилетке значительно возросла роль комсомола в реализации планов развития народного хозяйства республики. Первые секретари райкомов комсомола избирались членами бюро райкома партии. Соответственно, первый секретарь ЦК Комсомола входил в бюро ЦК Компартии Таджикистана.

Для комсомольских вожаков это была начальная школа управления. Как член бюро райкома партии я обязана была вникать во все сферы жизни района – экономику, социальную сферу и культуру. И регулярно бывала на промышленных предприятиях, в школах, садиках, больницах и т.д. Мой статус «член бюро райкома партии» обязывал руководителей трудовых коллективов относиться к моему визиту серьезно и дать мне возможность ознакомиться с состоянием дел.

Мне было бы очень трудно в следующие этапы моей политической деятельности, когда работала Секретарем ЦК комсомола, ответственным работником ЦК Компартии, первым секретарем райкома партии, секретарем Ленинабадского обкома партии и заместителем Премьер-Министра СССР, если бы не было в моей жизни Центрального райкома комсомола г. Душанбе.

С завершением восьмой пятилетки завершилась моя работа в райкоме комсомола. В 1970 году я была избрана секретарем ЦК Комсомола по работе с учащейся молодежью. Через четыре года меня пригласил на работу в ЦК партии своим заместителем заведующий отделом организационной и партийной работы Иван Федорович Дедов…»

III

Биходжал Рахимова считает Ивана Дедова своим наставником. И вспоминает об этом человеке с искренней благодарностью. Вот что записал я из ее уст о видном государственном и партийном деятеле Таджикистана:

«-Иван Федорович приехал в нашу республику двадцатилетним юношей в 1943 году. В послевоенные годы он работал первым секретарем Кургантюбинского горкома комсомола.

Затем по заданию партии куда только его не отправляли – секретарь Кулябского горкома, Восейского, Гиссарского, Таджикабадского райкомов партии. В глубинке он выучил таджикский язык на уровне диалекта, и это быстро сближало его с людьми.

Часто на совещаниях он нам напоминал: будьте внимательны к людям, к их проблемам! На практике это совсем не простое дело. Нельзя заставляя себя, проявить внимание к людям – показуха сразу бросается в глаза. Внимательность должна исходить от сердца – тогда люди поверят в искренность руководителя. Иван Федорович был из числа таких партийных руководителей. Если в коридоре ЦК он встретился с уборщицей, здоровался с ней и подробно расспрашивал о ее здоровье, о семье, детях. Однажды из окна своего кабинета я наблюдала, как он долго беседовал с дворником – как будто старые друзья давно не виделись.

Для неформальной беседы он находил темы с разными людьми – рабочими, крестьянами, учеными, писателями, журналистами и пр.

После беседы с ним журналисты опубликовали в Центральных и республиканских газетах статьи, которые вызывали широкий резонанс.

Главная задача отдела организационной и партийной работы – это подбор и расстановка руководящих кадров, начиная от руководителей промышленных и сельхозпредприятий до правительства республики. Соответственно и статус заведующего отделом был выше отраслевых отделов. Много лет Иван Федорович был бессменным членом бюро ЦК. По работе с кадрами он установил коллективную ответственность. К примеру, приносят в отдел личное дело кандидата на должность первого секретаря райкома партии, или председателя райисполкома. Кандидат проходил вначале собеседование у инструктора, затем инспектора, заместителя заведующего и в последнюю очередь у заведующего отделом. И каждый писал свое заключение — достоин или нет. И нес ответственность за свою рекомендацию. Иногда нам казалось, что И. Дедов насквозь видит человека. «Этот с двойным дном, он может завалить дело!», «А этот – честолюбив! Это хорошо! Честолюбие – стимул к успеху! Плохо, когда человек излишне честолюбив – он может привести в жертву своим честолюбивым устремлениям общее дело!»

Часто он ездил по регионам. Богатейший опыт работы с людьми позволял ему находить перспективных кадров – грамотных, инициативных специалистов в различных областях народного хозяйства, партийных, профсоюзных, комсомольских вожаков. Мы этих людей заносили в кадровый резерв ЦК и следили за их ростом.

Другая не менее важная задача отдела анализ и прогноз в масштабе района, города, области и всей республики. То, чем сейчас занимается Центр стратегических исследований при Президенте. Иван Федорович был блестящим аналитиком. Часто он давал мне поручение досконально изучить, а затем проанализировать состояние дел в конкретном районе и делать прогнозы на будущее. Для меня это было ответственное и весьма интересное задание. Чтобы компетентно делать анализ и прогноз, приходилось параллельно заниматься самообразованием.

Шесть лет работы под началом Ивана Федоровича для меня была Высшая школа управления. Будучи воспитанницей школы И. Дедова, я впервые же дни уверенно окунулась в атмосферу Фрунзенского района столицы после избрания меня первым секретарем райкома партии…»

IV

В Советском Таджикистане, как и во всем СССР, взяточничество имело место. Оно стало довольно распространенным явлением в последние годы правления Леонида Брежнева и в перестроечные времена Михаила Горбачева. Поэтому не все партийные руководители были безгрешны.

В некоторых сельских районах не чистые на руку хозяйственные руководители становились фаворитами таких же небезгрешных первых секретарей райкомов партии. Такие партийные руководители не имели авторитета среди населения по одной простой причине – в те времена жить не по средствам и скрыть это от людских глаз было невозможно. Сама социальная среда породила негласный народный контроль. Руководители районов, городов и областей боялись народного контроля не меньше, чем проверки контрольных органов.

На зарплату партийного руководителя районного и областного масштаба можно было жить как человек среднего достатка, не более того.

Поэтому большинство партийных руководителей довольствовались зарплатой и льготами – уходя в отпуск, они получали отпускные, льготную путевку в санатории ЦК КПСС и лечебное пособие в размере месячного оклада. Другая не менее важная льгота – лечение в правительственной больнице.

В Советском Таджикистане не было такого чудовищного явления, как казнокрадство. Сама экономическая система исключала такую возможность. А случаи хищения средств колхозов и совхозов, промышленных предприятий со стороны их руководителей жестоко карались – на моей памяти в 60е-80е годы несколько руководителей колхозов и совхозов за хищение были исключены из партии и осуждены на длительные сроки заключения.

Если в каком-то районе сменился первый секретарь, случались попытки со стороны хозяйственных руководителей приблизиться к нему «денежными подарками» и обеспечить себе дальнейшее нахождение на доходном руководящем посту. При неудачной попытке преподнести новому районному руководителю «подарок» по всему району распространялся слух: «Он не берет!» А это означало – если не берет, значит не пощадит дающих и берущих. Надо быть крайне осторожным и не попадаться на нечистоплотные дела!

Вот такой слух «Она не берет!» прошелся по городу Душанбе в начале 80х годов, когда Биходжал Рахимова была избрана первым секретарем Фрунзенского райкома партии. А слух этот распространил руководитель крупного предприятия района, который пытался преподнести первому секретарю «денежный подарок», то есть взятку.

Из рассказа Биходжал Рахимовой:

«Однажды ко мне на прием пришел руководитель предприятия и после длительной беседы о состоянии дел на вверенном ему объекте положил мне на стол пакет и намекнул, что это подарок. Я своей рабочей тетрадью отодвинула пакет назад и в жесткой форме потребовала забрать свой «подарок». Но он не отставал и настойчиво просил принять его: «Я от души, вам же нужны деньги!» Тогда я еще более резко его предупредила: если он сейчас же не заберет свой «подарок», я позвоню в прокуратуру! После такой угрозы он забрал свой пакет и поспешно удалился.

Когда он ушел, я почувствовала такую слабость, что в течение нескольких минут не могла дотянуться до телефона. Но потом взяла себя в руки и позвонила прокурору района Сафарали Кенчаеву и попросила срочно приехать ко мне. «Что случилось? На вас лица нет!» — спросил он, как только вошел в мой кабинет. Я рассказала ему о попытке подсунуть мне «подарок». «Будем работать с ним! Не переживайте! Он больше с такими намерениями к вам не придет!» — сказал он.

Я не могу судить о политической деятельности Кенджаева, но в те годы он пользовался во Фрунзенском районе репутацией честного и принципиального прокурора. И впоследствии заслуженно был назначен транспортным прокурором республики…»

Биходжал Рахимова — воспитанница Великой школы Джаббора Расулова. Для нее это была не только школа политической закалки, но и нравственного самосовершенствования. Почти на каждом аппаратном совещании Расулов предупреждал: «Если работник ЦК будет замечен в том, что ему на местах организовали пышное застолье, со строгим взысканием будет уволен! Будучи в районах питайтесь на командировочные деньги, или берите еду с собой!» Сам он строго соблюдал это правило.

По инициативе Расулова почти в каждом райкоме, горкоме, обкоме партии были открыты столовые-закусочные.

Из рассказа Биходжал Рахимовой:

« — Когда я приезжала в какой-нибудь район с проверкой, во время обеда первый секретарь сопровождал меня в райкомовскую столовую. Мы обедали вместе, но каждый платил за себя.

Однажды по поручению своего шефа Ивана Дедова я в составе комиссии поехала в командировку в Хорог для проверки заявления на первого секретаря обкома партии. Перед отъездом, прежде чем меня проинструктировать, Иван Федорович предупредил: «В Хороге на базаре купи продукты. В гостинице облисполкома есть условия для приготовления еды. В кабинетах руководителей области можно только пить чай!»

В течение недели мы были в Хороге. И нам, членам комиссии ЦК, и руководителям области было одинаково неловко друг перед другом – они не могли по таджикской традиции проявлять гостеприимство, а мы не разрешали им делать это.»

V

В 80е годы я, как журналист печатного органа ЦК Компартии Таджикистана, регулярно принимал участие на партийных мероприятиях – пленумах, конференциях, партийно-хозяйственных совещаниях, где с докладами выступали первые, вторые и просто секретари райкомов, горкомов, обкома партии. Официальным языком всех этих мероприятий был бывший родной, ныне иностранный русский. Многие секретари сельских райкомов плохо знали русский язык. И когда из их уст звучали первые штампованные фразы «Партийная организация района, руководствуясь решениями н-съезда КПСС», становилось ясно – докладчик читает кем то заготовленный чужой текст. Иногда у меня создавалось впечатление, что оратор знакомится со «своим» докладом по ходу чтения. В зале полное равнодушие, доходящее до нервозного нетерпения – когда же, наконец, наш Калон – шеф (так за глаза называли руководителя района) закончит чтение неинтересного даже ему самому текста!

Однако, были и другие партийные руководители – люди творческой натуры, с высоким интеллектом и аналитическим мышлением. Они выделялись среди остальных прежде всего тем, что были блестящими ораторами. И потому имели большой авторитет среди населения. Такие готовили свои выступления сами, или принимали непосредственное участие в их подготовке.

Мелкий шрифт

Я часто вспоминаю выступления первого секретаря Кургантюбинского обкома партии Гоибназара Паллаева. Только на пленумах обкома партии он выступал с докладами. На всех других партийных мероприятиях он выходил на трибуну без заранее заготовленного текста. Человек с обостренным чувством юмора он своей речью вызывал не только оживление в зале, аплодисменты, но и грохот смеха. В ходе выступления он умело переходил с русского на таджикский и узбекский языки. Когда он говорил на узбекском языке, которым владел в совершенстве, создавалось впечатление, что он узбек. Своим трехязычием он завоевал уважение и симпатию в многонациональном регионе Таджикистана…

Крупный шрифт

Биходжал Рахимова из числа Таких. Она никому не позволяла думать за себя. Выступления она готовила сама долго и основательно. И ко времени выхода на трибуну свою речь выучила наизусть, и ей редко приходилось заглядывать в бумагу.

– Вы не поверите, если я скажу, что ночью засыпая, я мысленно читала свое предстоящее выступление и вносила коррективы, — рассказывает она. – Утром еду на работу и в машине прокручиваю в голове текст. Сев за рабочий стол, прочитываю и переделываю текст и вновь даю перепечатать…

Чаще всего она сама печатала тексты своих выступлений в тишине после рабочего дня. И отпускала уборщицу, нетерпеливо ожидавшую ее ухода, убирала свой рабочий кабинет сама.

В начале 80х годов, когда она работала первым секретарем Фрунзенского райкома партии столицы поздним вечером за печатной машинкой застал ее расстроенный пожилой мужчина и приказным тоном потребовал: «Мне нужен секретарь райкома!» Б. Рахимова молча проводила старца в свой кабинет, предложила ему сесть и сказала: «Я слушаю вас!» Посетитель был крайне удивлен: «Вы секретарь райкома? Не верю! Вы слишком просто одеты! И потом секретари райкома сами не печатают! Для этого у них есть помощники!» «Уверяю вас, что я Биходжал Рахимова, первый секретарь Фрунзенского райкома партии! – ответила она. – Если не верите, приходите завтра утром, я вас приму в первую очередь!» Посетителю стало неловко за свои сомнения.

Навыки ораторского мастерства позволили Б.Рахимовой в 1989 году одержать убедительную победу на выборах Народных депутатов СССР, будучи секретарем Ленинабадского обкома партии. Народным депутатом она была избрана от Комитета Соетских женщин СССР. Ее соперницами были авторитетные женщины республики.

Еще до начала выборов Б.Рахимова, как кандидат в депутаты, объездила Центрально-Азиатские республики. На многочисленных встречах с женским активом этих республик она заявила о себе, как об образованной женщине, компетентном государственном и партийном деятеле. А на Съезде народных депутатов СССР она была избрана в Верховный Совет. Валентину Матвиенко, ныне председателя Совета Федерации России, избрали председателем комитета по делам женщин и семьи Верховного Совета. Своим заместителем она предложила Биходжал Рахимову. Русская женщина из России и таджичка из далекой Среднеазиатской республики стали соратниками. У обеих схожие биографии. Обе начали свою политическую карьеру в комсомоле.

Дружба между двумя авторитетными к тому времени женщинами СССР зародилась еще в 70 е годы, когда В. Матвиенко была секретарем Ленинградского обкома комсомола, Б. Рахимова – секретарем ЦК комсомола Таджикистана. Это дружба выдержала испытание и после распада СССР. И поныне пенсионер Биходжал Рахимова и второе лицо Российского государства Валентина Матвиенко остаются друзьями.

Через два года в апреле 1991 года президент Михаил Горбачев предложил Биходжал Рахимовой, к тому времени секретарю ЦК Компартии Таджикистана, пост заместителя председателя Совета Министров СССР, курирующего социальный блок. С этого периода начинается драматический период в жизни этого видного государственного и партийного деятеля. И события в стране развивались стремительно, ускоряя развал Советского государства.

После неудачной попытки сместить Михаила Горбачева с поста президента в августе того же года стало ясно – дни СССР сочтены. В ноябре Совет Министров СССР в полном составе подал в отставку. А еще через месяц в декабре 1991 года Россия, Белоруссия и Украина подписали соглашение о роспуске Союза Советских Социалистических республик.

Биходжал Рахимова сдала Московскую квартиру, государственную дачу, хотя имела полное право сохранить их за собой. Вот как описывает ее положение в то время известный Советский и Российский писатель-документалист Иван Лаптев: «Самыми тяжелыми были как всегда персональные вопросы. Депутат Биходжал Рахимова была выведена из Верховного Совета СССР в связи с избранием ее секретарем ЦК Компартии Таджикистана, а затем лишена депутатского статуса по причине назначения вице-премьером СССР. Теперь она не секретарь, не вице-премьер и не депутат. …оставаться в республике, где она подвергается шельмованию за то, что была секретарем и вице-премьером, она не может. Квартиры в Москве нет.» (Иван Лаптев, Власть без славы, Москва, Издательство Олма-Пресс, 2002 год, стр. 296)

Вернулась она в Таджикистан, когда митинговая стихия на Душанбинских площадях набирала обороты. Коммунисты всех уровней подвергались моральному террору.

С тяжелым сердцем она оставила Душанбе, где сделала головокружительную карьеру и вернулась в Худжанд – город детства и юности. Город, где она строила мечты, которые блестяще сбылись!

VI

Распад СССР и последовавшая за ней разруха на многие годы обесценила главное богатство бывших Советских республик – созданный за десятилетия ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ. Много талантливых, образованных людей рано ушли из жизни по простой причине – они не были востребованы в новых независимых государствах. Комфортные условия, в которых они привыкли жить и работать, в одночасье исчезли. Безысходность, страх и отчаяние унесли раньше времени в мир иной ученых, специалистов, квалифицированных рабочих, партийных и государственных работников, деятелей культуры.

Лишь немногие стойко перенесли эти чудовищные потрясения, выстояли и нашли свое место в новой Эпохе. Биходжал Рахимова – одна из таких. Она сходу осознала: все ее достижения в прошлом – это опыт, который может пригодиться в настоящем. А терзать себя мыслями о прошлом – значит остаться в этом самом прошлом, бездумно теряя силы и энергию. Нужно начать жизнь с чистого листа, вооружившись опытом прошлого.

Как женщина творческой натуры, она заразилась идеей «Роль и место женщины в условиях независимости». И создала неправительственную организацию Чашмаи хает – Источник жизни. Ее идеи по повышению роли женщин в строительстве новой жизни привлекли внимание руководителя Согдийской области Косима Косимова, который предложил ей возглавить Комитет по делам женщин областного Хукумата. Она поставила условие: прежде нужно трудоустроить женщину, руководителя Комитета. Эту женщину назначили руководителем пенсионного фонда, и она с радостью ушла на новую работу.

Когда она приступила к новой работе, Комитет женщин состоял из трех штатных единиц, включая руководителя. В первые же месяцы Комитет стал авторитетным государственным учреждением в Согдийской области. Женщины почувствовали к себе внимание, узнали, что в Худжанде ест организация, куда можно обратиться со своими проблемами. Штат работников вырос до восьми человек.

Это был период, когда по всей республике началась земельная реформа. Биходжал Рахимова с острым политическим чутьем определила роль Комитета женщин в реализации этой судьбоносной реформы.

— В ходе реформы мы настаивали, чтобы учитывались и права женщин на земелю, — рассказывает она. – Многие наши предложения были приняты Правительством Таджикистана, и парламент внес изменения в Закон о земельной реформе, учитывающие права женщин.

Именно в этот период Женский Фонд Организации Объединенных наций в республике презентовал в Таджикистане программу «Права женщин на земелю в ходе земельной реформы. Экономическая безопасность сельских женщин в Таджикистане». Ведущую роль в реализации этой программы Фонд предложил Биходжал Рахимовой. Она вновь переехала в Душанбе и с головой окунулась в новую работу. В рамках этого Проекта по всей республике была проведена огромная разъяснительная работа. На всех совещаниях, форумах, конференциях по этому вопросу звучал громкий голос Биходжал Рахимовой: женщин нельзя обходить вниманием при распределении земель. Конечно, удалось далеко не все реализовать, были случаи, когда чиновники на местах использовали реформу в своих корыстных целях. У Б.Рахимовой совесть чиста – она сделала все от нее зависящее, чтобы права женщин на землю учитывались.

— В Бешкентском районе Хатлонской области был неприятный случай, — рассказывает она. — Собрание сельчан по вопросу земельной реформы никак не могли начать. Единственная женщина, сидевшая в последнем ряду, не выдержала и подала голос: когда же собрание начнется! Чиновник из Душанбе ей грубо ответил: «Если тебе не терпится, можешь уйти!» Когда собрание завершилось, тот же чиновник пригласил меня на обед. Я ему ответила, что не могу обедать с человеком, который публично оскорбил женщину…

В 2005 году Организация Объединенных наций опубликовала книгу в Шейцарии из тысячи страниц. Это книга рассказывает о тысяче женщин разных национальностей, разного цвета кожи, разных убеждений со всех уголков нашей планеты, которых ООН определила, как кандидатов на Нобелевскую премию мира. Девятьсот семьдесят восьмая страница книги посвящена нашей соотечественнице Биходжал Рахимовой. Эту страницу в переводе на русский язык я с гордостью перечитывал несколько раз. Таджичка Биходжал предстает перед читателями как общественный деятель международного масштаба. Выдержки из Великой книги:

«Биходжал Рахимова родилась в 1941 году в Джамоате ЕВА Ходжентского района Ленинабадской области. Ее преданность своим принципам снискали ей уважение людей не только в Таджикистане, но и в других республиках бывшего СССР.

Она олицетворяет образ женщины-таджички – предельно строгая к самой себе, образованная, полная сил и энергии. Ее работоспособность достойна восхищения. Она может работать двадцать четыре часа в сутки и без всяких жалоб.

Во всей Средней Азии мало женщин, похожих на нее. Ее призвание – политика. А цель по жизни – оказание помощи нуждающимся людям.

Она первая и единственная женщина из Средней Азии, занявшая высокий государственный пост в бывшем Советском Союзе – заместителя председателя Совета Министров СССР.

Биходжал обладает качествами настоящего лидера. Она пользуется авторитетом человека, который не бросает слов на ветер. Руководить – это не значит командовать, считает она. Нужно брать на себя больше ответственности за общее дело, глубже осознать его значимость, чем остальные, а потом требовать от других выполнение возложенных задач.

Самым тяжелым периодом жизни Биходжал был период гражданской войны, когда на карту было поставлено будущее Таджикистана, и когда возникла реальная угроза ее жизни. Она переосмыслила свой пройденный путь, стойко пережила национальную трагедию и нашла применения своим знаниям, богатому опыту государственной деятельности в Эпохе независимости…»

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В ее квартире все напоминает Советскую эпоху – мебель, фотографии на стенах, бережно хранимые с того времени сувениры. В этой квартире после многочасовой беседы я задал ей трафаретный вопрос: как вы оцениваете пройденный путь? Ответ был эмоциональным и совсем не трафаретным:

«Я коммунист! И сегодня заявляю об этом с гордостью! Таджикская компартия была созидательной силой! Под ее руководством реализовались грандиозные планы, определившие развитие Таджикистана на десятилетия вперед! Созданный за более чем 70 лет экономический, социальный и культурный потенциал в республике – сегодня наше национальное достояние! И я горжусь, что была активной участницей в общенародной созидательной деятельности как комсомольский вожак, а затем как партийный и государственный деятель. После распада СССР, когда в Таджикистане начались волнения, я через свое сердце пропускала оскорбительные лозунги «Проклятая коммунистическая партия!», «Коммунисты пили нашу кровь!». Помню, однажды проходя мимо площади Шахидон, за спиной услышала грубый оскорбительный окрик «Коммунист идет! Коммунисты доили нас! Но даже моральный террор не сломал мою веру – я осталась верна своим идеалам! Я, Биходжал Рахимова, из Эпохи созидания!»

Оставаясь верным своим идеалам, Б.Рахимова не осталась в Советском прошлом. Свой богатейший опыт государственной и общественной деятельности она поставила на службу Эпохе независимости. Еще в 2000 году Указом президента Эмомали Рахмона за активную работу по повышению роли женщин в обществе, большой вклад в реализацию экономических и социальных проектов ей было присвоено почетное звание «Заслуженный работник Республики Таджикистан»

Биходжал Рахимова и сегодня, на склоне лет принимает активное участие в общественной жизни Согдийской области. Она известна еще как Наставница молодежи. На встречах с молодежью она всегда озвучивает мысль: «Стимул к жизни — это прежде всего любовь к семье, к родным и близким. Вот в этой микроатмосфере любви рождается любовь к Родине!»

Саломиддин Мирзорахматов

-->

Все комментарии

Станьте первым, кто оставит свой комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.